Конец эпохи Windows

Антикейс

Конец эпохи Windows

Microsoft катастрофически быстро меняется. Но какой она станет теперь?

Поделиться
Запинить
Отправить

Компания Windows переживает не лучшие времена. Причина кризиса проста:

  1. благодаря интернету стало меньше активных пользователей приложений;
  2. ресурсный потенциал ПК значительно вырос, продлевая цикличность обновлений;
  3. смартфоны сначала не соответствовали уровню ПК, а затем стали их прямыми конкурентами по функциональности.

Внутри компании со штаб-квартирой в Редмонде начался кризис, и его кульминационным моментом стала реорганизация бизнеса. В результате, Windows впервые, начиная с 1980 года, осталась без подразделения, занимающегося операционными системами для ПК. Команда разделилась на две подгруппы: основной инженерный состав начал работать над Azure, остальные — над Office 365. Разработка Windows продолжается, но не как полноценное бизнес-направление Microsoft.

Такое развитие событий еще пять лет назад было невозможным. Тогда Стив Баллмер, на тот момент генеральный директор компании, проводя другую реорганизацию, в своем меморандуме отметил, что у Windows большое будущее.

«Среди всех цифровых экосистем именно у Microsoft есть уникальные преимущества. Она способна предлагать унифицированные услуги и решения для самых разных сфер: от работы с документами до программ для коммуникации и игр.

Возможность активно использовать облачные приложения на нескольких устройствах одновременно способна сделать Windows-устройства наиболее привлекательными. В то время как другие компании с мощными наработками в этой сфере достаточно ограничены и фрагментированы, в Microsoft, используя единую платформу, способны предоставить ее в пользование для 1 млрд. пользователей».

В ответ на это обращение к сотрудникам независимый аналитик Бен Томпсон написал статью «Сервисы, а не устройства», в котором рассказал в деталях о неправильно расставленных Баллмером приоритетах. Ведь сервисы Microsoft должны быть отдельными бизнес-направлениями, а не просто торговым предложением Windows. При этом Баллмер, отстаивая свою точку зрения, со временем приобрел подразделение Nokia. Сам факт покупки и то, что Баллмеру позволили потратить на эту сделку миллиарды долларов, говорит о системном кризисе внутри Microsoft. Но в будущем эта сделка сыграла в пользу его отставки.

Кризис как результат «проклятия культуры»

Корпоративная культура — это не то, что двигает компанию к успеху, а скорее, сама является продуктом успеха. Как правило, предприятия начинают развиваться, придерживаясь принципов своих основателей. И до тех пор, пока целесообразность и успешность этих методов не доказаны, их обсуждают, пересматривают и изменяют.

Но если ценности основателей приводят к стабильному успеху, то их перестают критически анализировать, делая из них фетиш.

Как раз такая трансформация позволяет компаниям сохранять тот «секретный компонент», который способствовал достижению первых результатов, даже в процессе развития. Руководству больше не надо доказывать ценность своих убеждений и принципов сотрудникам компании: любой член команды будет придерживаться их автоматически при принятии любых решений, значительных или несущественных.

Корпоративная культура — это один из ключевых активов организации. С одной стороны, подобные предпосылки помогают компании быстро расти, а с другой — мешают ей изменять направление роста, развития. И главное — культура компании не позволяет организациям вовремя осознать необходимость сменить направление.

Поэтому в легенде о Microsoft история болезни Windows может быть более интересной, нежели сам факт кризиса в развитии операционной системы. Это история о том, как генеральный директор Сатья Наделла убеждал компанию принимать необходимые решения.

Легкая победа Office для iPad

Уже через месяц после вступления в должность генерального директора Сатья Наделла представил Microsoft Office для iPad. Скорее всего, основную часть работы сделали ещё при Баллмере. Однако предыдущий президент больше ждал, когда закончится работа над сенсорной версией для Windows 8, и многие стали сомневаться, собирается ли он вообще выпускать Office для iPad.

Хотя вопрос спорный, в итоге промедление с решением принесло Баллмеру отставку, а Наделле — легкую и быструю победу, что стало символом некоего сдвига в стратегии Microsoft.

Теперь другие операционные системы будут мишенями для Microsoft, а не прямыми конкурентами Windows.

Параллельно с выпуском Office для iPad, облачную платформу Windows Azure переименовали в Microsoft Azure. Этот факт свидетельствовал об одном: большинство активных пользователей уже давно использовать платформу для запуска программ на самых разных платформах, и нужно было дистанцировать флагманские продукты от одной конкретной операционной системы. С выпуском Office для iPad будущее Microsoft перестало зависеть от Windows.

Первое обращение Наделлы к сотрудникам

Уже через три месяца после вступления в должность Сатья Наделла впервые обратился к сотрудникам компании с разговором о стратегии, которая расходилась с принципами его предшественника. Он заявил, что Microsoft стали называть «компанией устройств и сервисов». Несмотря на то, что эта концепция помогла в начале трансформации компании, теперь надо полностью сосредоточиться на оттачивании, конкретизации уникальной стратегии. Деятельность Microsoft в своей основе сосредоточена на продуктах и платформах для мобильных устройств и инновационных облачных технологиях. Компания готова заново изобретать продуктивность, чтобы для каждого человека и каждой компании стало возможным делать больше и достигать большего.

Сама формулировка «продукты и платформы» Наделлы в точности соответствует принципам реорганизации компании. Команда Experiences&Devices теперь отвечает за обеспечение продуктами конечных пользователей, а Cloud+AI — за создание инновационных платформ.

Этот процесс длился достаточно долго и причина тому — проблемы Наделлы с «Windows».

Интересно не то, что Наделла написал в обращении о Windows, а то, где он это написал. Пост попал в ежедневную корпоративную рассылку. Письмо Наделлы о снижении рейтингов Windows — это гигантский сдвиг в мировоззрении целой корпорации. И если вспомнить недавние слова Стива Баллмера о том, что «в Microsoft нет ничего важнее, чем Windows», то тот факт, что Наделла вообще не упоминает операционную систему в первой части своего обращения, служит доказательством обратного. То же самое и с Surface и Nokia: то, что слово «Surface» встречается в письме лишь дважды, а «Nokia» — всего раз, — означает, что у них нет будущего в Microsoft.

После выпуска Office для iPad и смены названия Azure Наделле удалось сформулировать будущее компании без Windows.

Сатья Наделла смотрит в цифровое будущее

Отступление: любимый Windows

Одновременно Наделла столкнулся с важной краткосрочной проблемой: Windows 8 не устраивала ключевых клиентов Microsoft. И пусть новый президент решил, что у данной ОС не будет долгого и светлого будущего, она все еще приносит большие доходы, и является платформой для многих уже устаревших продуктов Microsoft. Чтобы решить эту проблему, потребовалось выпустить Windows 10, который рано или поздно все равно бы случился.

И тогда совсем иначе нужно воспринимать слова Наделлы во время презентации Windows 10 в январе 2015 года, когда он заявил, что Windows — платформа для потрясающих впечатлений от продуктов Microsoft. Это практический подход, главное место в котором отведено клиенту. Это шанс для компании стать лучшим помощником пользователей на любой операционной платформе, помочь пользователям почувствовать себя в Windows как дома. И в планах компании было сделать так, чтоб клиенты использовали Windows не от безысходности, выбирали его осознанно, как что-то лучшее из возможного выбора. Курс развития компании был направлен на то, чтобы сделать Windows 10 самым любимым пользователями продуктом Windows.

Эти слова многих разочаровали. Почему лучший пользовательский опыт от продуктов компании должен быть лучшим только в Windows? Получается, операционная система опять диктует свои условия Microsoft. И уже спустя несколько месяцев после выхода Windows 10 Наделла дал понять, что это лишь небольшое отступление.

Карантин: первая реорганизация под руководством Наделлы

Первую реорганизацию Microsoft Наделла провел летом 2015 года. Компания разделили на отделения:

  1. подразделение облачных сервисов и корпоративным клиентам (Cloud and Enterprise);
  2. подразделение, по разработке приложений и служб поддержки (Applications and Services);
  3. подразделение, работающее над Windows и внедрением ОС на различные устройства (Windows and Devices).

Реформа Наделлы явно противопоставлена реорганизации Баллмера, которому удалось невозможное — превратить корпорацию первой величины в рядовую функциональную организацию. По словам Баллмера, компания должна была объединиться вокруг общей стратегии, а не вокруг разных подразделений со своими стратегиями.

Время показало, что такой подход был ошибкой. Поскольку Microsoft уже тогда проиграла войну устройств, ей необходимо было сделать акцент на сервисах, которые работали бы на iOS, на Android. Ведь стратегия «Лишь Microsoft» поддерживает работу всех этих служб только под управлением Windows. Новая реорганизация же поставила Windows тупик, а вот подразделения облачных сервисов, приложений и сервисов Cloud and Enterprise и Applications and Services теперь могут сфокусироваться на выстраивании своих бизнес-проектов, работающих на всех платформах.

Точка отсчёта: крах Windows Phone

Самым запоминающимся подвигом Наделлы стало уничтожение Windows Phone. У этой платформы изначально не было будущего, и Наделла не стал продвигать программное обеспечение. Правда, он позволил руководству подразделения прийти к соответствующему выводу самостоятельно.

Вполне естественно, что глава Windows Терри Майерсон, уходя в отставку, обвинил другую часть компании: «Когда я анализирую нашу историю в мобильном сегменте, понимаю, что была проделана большая работа, у нас были смелые идеи, но не всегда была возможность повлиять на решение остальной команды».

По словам Бена Томпсона, это настолько бессмысленное пояснение неудачи Windows Phone, что просто поразительно. При этом, если много объясняет близорукость, вызванная внутрикорпоративной культурой компании.

Майерсон, как и Баллмер, был сторонником того, что Microsoft — самодостаточна и способна контролировать свое развитие, что, используя некоторые свои активы (имеется в виду Office), она сможет занять лидирующие позиции на рынке смартфонов. Но проблема была в том, что Windows Phone опоздал и не смог конкурировать с другими экосистемами, а значит, не пользовался большим спросом. В такой ситуации невозможно диктовать операторам и производителям свои условия, соответственно разрушились даже меленькие шансы на успех.

Утверждение Майерсона — наглядный пример того, как можно изменить культуру, правда, окольным путем. Новый президент фактически поместил Windows в свое подразделение, объединив с другими нестратегическими активами.

Наделла позволил команде самой принять сложное решение и уничтожить Windows Phone.

Так же он поступил и в другом случае. В свое время Наделла был против покупки Nokia. Но вместо того, чтобы сделать категорическое заявление в первый же день, он дал время подразделению прийти к решению самостоятельно.

Таким же образом Наделла поступает и впредь. После выхода Windows 10 Мейерсон заявил, что уже к лету 2018 ОС будет работать на более чем 1 млрд. устройств. Но к этому компания шла целый год и не потому, что так сказал Наделла, а потому, что так сработал рынок.

Подразделение Windows: завершение

На прошлой неделе прозвучал анонс: в Microsoft больше нет подразделения Windows. Это очень значимое событие, можно сказать, историческое. И произошло это не без помощи Наделлы. При этом у нового президента был один очень важный союзник: Уолл-стрит.

Если корпоративная культура — следствие успеха, то напрашивается вывод: пробовать изменить культуру намного легче в тот момент, когда самый очевидный показатель успеха, имеющий непосредственное влияние на финансовое положение сотрудников, движется все время вверх и вперед. Важно понимать, что акции Microsoft выросли не только благодаря ее видению, которое ее не подводит квартал за кварталом. Но и потому, что в свое время акции были весьма недооценены.

Если перефразировать, то чутье не обмануло Microsoft и в этот раз, и перевод Наделлы в Microsoft после Windows стал очередным ее верным решением.

И это можно было сделать еще 10 лет назад. Хотя это могло стать невозможным хотя бы потому, что Windows была основной частью бизнеса, и непонятно, как бы сложилась ситуация на рынке, да и без роста акций свою миссию Наделле было бы намного сложнее реализовать.

Будущее за Microsoft. Почему?

Больше тридцати лет Windows была стратегической основой Microsoft и делала все возможное для своей компании. У нее своя экосистема и пользователи, и она являлась основой для Office-приложений и Windows Server — в общем, все строилось вокруг Windows.

В сравнении с Windows Office 365 и Azure более слабые. Office 365 популярен среди пользователей, работающих с документами, но его ослабляют те же силы, которые ослабили Windows. И непонятно, почему новые компании это не учитывают. Azure тем временем наследует AWS с огромным бизнесом, развивающимся на основе Linux, который может работать где угодно.

При всем этом обе команды продолжают извлекать выгоду от Windows. Так, Office 365, как отметил в ретвите Наделла, лучше всего работает на Windows и наоборот, компании, много лет работающие на Office очень легко переходят на Office 365. Главная особенность Azure — это возможность гибридного развертывания, во время которого рабочие нагрузки равномерно распределяются между устаревшими серверами Windows и общедоступным облаком Azure.

По мнению Бена Томпсона, важно, чтобы Наделла и другие пришли к пониманию того, что Windows никогда не станет стимулом к дальнейшему развитию компании. А вот что станет драйверами роста — это уже совершенно другой вопрос. Правда в том, что сейчас Windows — это лучшее, что есть у Microsoft. Операционная система настолько крепко держалась за культуру Microsoft, что и стала такой же успешной, как она.

Оригинал.

MicrosoftНаделла
Поделиться
Запинить
Отправить
Facebook YouTube Telegram